Пятница, 22.10.2021
Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Статья: Кадровое обеспечение высоких и наукоемких технологий. Часть 1: Квалификационно-компетентностный подход. Владислав Евгеньевич Зеленский / фактическое соотношение квалификационных категорий рф / соответствие ученых степеней рф международным степеням и квалификационным категориям / кадровое обеспечение 2020-2050 /
КАДРОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
ВЫСОКИХ И НАУКОЕМКИХ ТЕХНОЛОГИЙ

Часть 1.
Квалификационно - компетентностный
подход
 


УДК 62. + 658.3 + 930.85

В.Е. Зеленский Доктор-Инженер, Канд. техн. наук

Санкт-Петербургский Государственный Технологический Институт ( Технический Университет )
Санкт-Петербургский Государственный Архитектурно-Строительный Университет
Виртуальный Музей Инженерных Войск Sapper-Museum
Союз Производителей Пищевых Ингредиентов
ЗАО "Гиорд"

КАДРОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВЫСОКИХ И НАУКОЕМКИХ ТЕХНОЛОГИЙ

Часть 1: Квалификационно-компетентностный подход


Менеджмент-форсайт 2030-2050

(вызовы времени и профессиональные ресурсы)


Редакция: май 2020 /2014


Профессиональным сообществом и администрирующими структурами уже давно признается, что ниспадающие тенденции кризисной экономики РФ требуют радикальных мер не только стимулирующего, но и активизирующего характера (впервые такая задача прозвучала на Гайдаровском форуме в январе 2013 года). В рамках формирования концепции новой индустриальной политики РФ – основной приоритет отводится узкому кругу наукоемких и высокотехнологичных направлений: цифровым технологиям, классическому Hi-tech, биотехнологической, фармацевтической, медицинской, химической промышленности, индустрии сырья и ингредиентов, пищевым производствам и инновационным сельхоз-технологиям. Среди широкого круга классических отраслей высоких технологий (физика, химия, микробиология, особые механические, космические, IT и военные технологии) далеко не все смогут быстро и легко вписаться в международное и внутреннее экономическое пространство. Тем не менее, в целях сохранения положительной динамики развития и повышения конкурентоспособности – закономерен вопрос о результативности и эффективности функционирования этих предприятий, о кадровом обеспечении их деятельности сейчас и в ближайшую перспективу. Клиентоориентированность и трансформация методологических основ современного Производственного Дела выводят на первый план не только производственных специалистов – технологов (производителей-исполнителей), но и специалистов сектора R&D (инноваторов-реализаторов-организаторов). Последние как раз, являются основным двигателем прогресса и успеха высокотехнологичных кластеров экономики различных отраслей. Именно группа R&D – команда Специалистов, Инженеров и Технологов высшей квалификации – обеспечивает высокий уровень конкурентоспособности продукции, способствует появлению перспективных разработок, а также формирует базу для экономического развития компаний. В этом свете ближайшие перспективы – совершенно иная новая широкая индустриальная политика, новые разработки и исследования, новые технологии и проекты, комплекс производственных задач, воспроизводство кадров, новые научные достижения.

Безусловно, качество подготовки выпускников вузов упало, это касается всех направлений образовательных программ без исключения: технологических, политехнических, экономико-гуманитарных. Есть сильные вузы, есть слабые – пространство неоднородно – это существенная проблема не только отрасли, но и экономики РФ в целом. Наблюдаемое перепроизводство кадров в области экономики, юриспруденции, медицины и педагогики, ряда других гуманитарных направлений – приняло катастрофический характер при их исторической незрелости и отсталости от мирового уровня подготовки. Сегодня дети не воспитаны, экономики, считай – нет, медицина желает лучшего, а про неполноценных в масштабе мировых Юриспруденции и Права – совковых антиправовых юристов даже говорить не хочется… Бизнес и социум уже и так реально ощутили на себе плоды деятельности советских и пост-советских гуманитариев. Хотя расширение экономического знания – вещь, однозначно, полезная, тем не менее, перепроизводство слабых гуманитарных работников – обрушивает ценность образования и приводит к негативным явлениям не только на рынке труда, но и в экономике страны. Требуется глубокая реформа системы образования – от школы и колледжа до Университета. Нет единого образовательного и квалификационного пространства. Система профессионального образования, подготовки кадров и аттестации в настоящее время олицетворяется максимальными перекосами, масоовостью, симуляцией и профанацией деятельности, не говоря уже о тотальном плагиаторстве определенного круга лиц, который должен был бы состоять из настоящих профессионалов, созидающих позитивные изменения…

Мы регулярно сталкиваемся с одной и той же проблемой – тотальной неоднородностью экономического пространства, отсутствием внятного соотношения "спрос – квалификация – доходы". Отсутствует некоторый социальный ранжир или баланс, называемый ранее в России – Табелем о рангах. Вопрос в данном случае – не в классном чине, звании, степени или соответствующем уровне доходов, а в равномерности развития всех форм и направлений профессиональной деятельности в обществе (вне близости или удаленности от власти, денег, авторитетов). Немаловажно признание реального интеллектуального и трудового вклада специалиста, уважение к опыту и труду. Сегодня в стране все еще существует иная социальная закономерность: игнорирование компетентного профессионального мнения, неуважение к специалистам, пренебрежение к труду, вплоть до неуважения отдельных лиц к своей собственной деятельности и профессии, неуважение к сотруднику, да и вообще – к встречному человеку. Это симптомы комплекса проблем очень больных общества и экономики, что порождено прошлой социальной системой. Даже на страницах ведущих изданий уже открыто и без намеков говорится о некомпетентности, инертности, низких квалификационных и профессионально-личностных качествах большинства руководителей формации советского, пост-советского и пост-пост-советского периодов (В.А. Лапидус 2008, Р.А. Фатхутдинов 2008, В.В. Рокотянская 2013, В.Е. Зеленский 2013, другие авторы 2010-20). Отмечаемый кадровый голод, несостоятельность в работе с персоналом, неумение формировать команду и осуществлять даже банальный целевой квалификационный отбор при комплектовании штата – есть также плод предшествующего ложного целенаправленного искажения критериев отбора и ранжира сотрудников. По мнению ведущих социологов и экономистов, дефицит кадров – есть не что иное, как еще один острый симптом закрытости, недоразвитости и слабости экономики, сверхзарегулированности, отсутствия конкуренции и мотивации к созиданию. Увы, но видимо, уроки истории для некоторых пошли впустую. Одни кухарки и бакалейщицы взросли, стали активными деятелями экономики, менеджмента, политики – и превратились в Леди. Другие так и остались засидевшимися у разбитого корыта внучатыми кухарками завклубными особист-майорами (уровень армейского капитана). Реальные последствия видны: неэффективность предприятий, низкая производительность труда, медлительность в принятии решений, совокупная утрата конкурентных преимуществ, и как следствие – разорение бизнесов, деградация промышленности, экономики и страны. Разумеется, есть исключения – это лидеры отраслей, новаторы и просто смелые предприниматели, умело ведущие свое дело. Это образцы надлежащей работы и эффективной личной или корпоративной мотивации. Отдадим им должное признание, но в общем контексте результативной хозяйственной деятельности любых структур – необходимо следование профессиональным методологическим рекомендациям – основанным на знаниях, опыте, компетенциях. Ведь в конечном итоге результативность обеспечивается и декларативными знаниями, и профессиональными компетенциями – то есть процедурными и методическими умениями, пониманием ситуации и выбранными для конкретных условий решениями.

Кто же сегодня нужен организациям, предприятиям, бизнесу: бакалавр, специалист, магистр, доктор или профессор? Нужен, в первую очередь, эффективный профессионал, который бы обладал не только теоретической подготовкой, но и практическими навыками. Естественно, что выбор того или иного квалифакиционного уровня профессионала определяется уровнем решаемой задачи, необходимой широтой компетенций или узкоспециализированной направленностью, обладанием особым практическим или руководящим опытом, или даже наличием компетентностного ценза – для принятия организационных, управленческих, стратегических решений. Уже не раз говорилось, что низкое качество отечественной продукции различных отраслей и экономическая неэффективность предприятий, как раз и связаны с недостатком профессионализма и опыта, нехваткой специалистов и их низким уровнем подготовки. Дешевый труд не способен производить ценностей, он заточен под другие задачи, его результат – генерация минимальной добавленной стоимости. Что такое эффективность: отношение величины результата (прибыли) на единицу затрат. Добиться результата в кратчайшие сроки, с минимальными расходами и самым оптимальным способом для конкретных условий – способен только сотрудник, глубоко погруженный в решаемую задачу, другим – это не под силу: требуется дополнительное время на вникание, анализ, поиск пути, пробные действия и исправление ошибок. Так кто покажет лучшие результаты? Профессионал или работник, обладающий едва ли поверхностными компетенциями и неразвитыми навыками? Ответ прост: только профессионал, причем профессионал высшей квалификационной категории!

В 2010 году произошло завершение первого этапа европейской реформы образования в рамках Болонской и Копенгагенской моделей. Появились новые проблемы и нерешенные вопросы, практически во всех странах реформа была реализована с учетом своих многовековых исторических традиций путем активной полемики профессионального и бизнес-сообщества, заинтересованной общественности. Отмечено ужесточение требований к квалификации выпускников со стороны работодателей и общественного осознания того факта, что наличие даже высшего образования, подтвержденного дипломами первейших университетов, не гарантирует занятости на всю жизнь. Теперь и в РФ уже осознается необходимость создания крепких институтов партнерства бизнес-среды и системы образования, как это было до наступления конца 1917 года. Совершенствование системы высшего образования в европейских странах и РФ запустило новые механизмы актуализации и совместимости знаний в различных областях. Одним из действенных инструментов в достижении намеченных целей реформы выступают формальные рамки квалификации. Разработанные в Евросоюзе – они получили свою трансформацию в РФ под наименованием Национальных рамок квалификации РФ. Анализ документов Европейских рамок и НРК РФ – свидетельствует о принципиальном несовпадении уровней в этих моделях на настоящее время, что является очередной ошибкой и видом сущностной отсталости РФ. Квалификационные дескрипторы НРК РФ слишком размыты и не позволяют четко представить фактический объем знаний, умений и компетенций конкретной трудовой единицы. За определениями полномочий, уровнями сложности и наукоемкостью – отсутствует планка минимальной личной квалификации сотрудника, скорее просматривается желательное описание должностной позиции в организационной структуре или функционала конкретного рабочего места, вслед чему идет раздутая система квалификационных категорий. Предложенные схемы 2008/2012 годов не выдерживают критики. В таблицах 1-3 представлено личное обновленное видение квалификационных уровней и путей их достижения на 2015 год и ближайшую перспективу 2020 - 2030 (первичная модель конца 2012 - начала 2013 года, опубликованная в печати, претерпела несколько незначительных изменений и заменена на новую).



Квалификационно-компетентностные категории (Таблица 1)

загрузить


Фактическое соотношение квалификационных категорий EU и РФ (Таблица 2)

загрузить


Достижение квалификационных уровней (Таблица 3)

загрузить


Система высшего образования в РФ так и не достигла требуемых образовательных стандартов, не формирует профессиональных компетенций выпускника, не соответствует единому международному образовательному пространству в рамках многоуровневой модели. Фактическое положение дел таково, что профессиональные категории "Бакалавр - Специалист - Магистр" – не обладают должным уровнем квалификационных компетенций, творческой самостоятельностью при выполнении работ без наработанного, как минимум, трехлетнего опыта. Разумеется, что есть редкие исключения, но в целом картина удручающая. Долгие десятилетия наши выпускники обезличенного массового производства получают излишне большой запас невостребованных впоследствии знаний при минимальных навыках трудового опыта, что обусловлено уже исторической оторванностью системы образования от промышленности и прикладной науки. Несмотря на давнюю констатацию отмеченной ситуации – никаких изменений до сих пор нет, выпускники по-прежнему не могут сходу выполнять работы соответствующего уровня квалификации, а начинают нарабатывать опыт с более низких квалификационных ступеней. Несколько иначе обстоят дела в Европе, где выпускник квалификации Бакалавра (B.D.) – как раз способен к самостоятельной работе, он имеет более узко-специализированный запас знаний и компетенций, способствующих принятию на себя ответственности за лично выполняемую работу и деятельность подчиненных лиц – в чем и заключается принципиальнейшее отличие от квалификации Бакалавра РФ. Это серьезная проблема: требуется одновременно и широта общих знаний, и узость специализации в рамках выбранного направления профессиональной деятельности. Такой подход достигается включенностью опытной составляющей в процесс обучения и индивидуальной осмысленной деятельностью над реальным проектом в ходе получения образования, а не выполнением формально-методического задания, воспроизводимого уже даже несколькими поколениями студиозусов в РФ. В отличие от НРК РФ – Европейская модель фокусируется на том, что претендент на высшее образование уже определился с отраслью своих интересов, сферой будущей деятельности и возможных источников доходов еще на предшествующем этапе получаемого образования или в период поиска себя, своего места в мире. Тогда, стартовая для начала карьеры ступень подготовки имеет качественно иную мотивационную и образовательную цель: создать минимальный профессиональный задел, развить практические навыки – и выпустить в свет готового специалиста. При наступлении очередной профессиональной зрелости – берется следующая высота. В этом существенное отличие от РФ. При таком подходе – категория "знания" формируется как теоретической, так и практической информацией. Другая существенная категория "умения", так же наполняется двумя составляющими – когнитивными (относящимися к использованию логического, интуитивного и творческого мышления) и практическими (использование конкретных методов, материалов и инструментов, приемов ручного труда). В отечественной практике последних многих десятков лет этому не уделялось должного внимания, итогом учебного процесса выступала формальная передача знаний и минимума практического опыта. Индивидуальной была лишь подготовка специалистов высшей квалификации – кандидатов и докторов наук (Doctor's degree). Хотя есть отдельные представители ряда отраслей, поставившие и эту скрупулезную работу на поток и готовящие откровенно фиктивных выпускников.

К сожалению, не стала индивидуальной и подготовка квалификации Магистров (M.Sci.) в РФ. На данный момент эта категория все еще находится в каком-то подвешенном состоянии, поскольку ее реальная роль в современной структуре общества и бизнеса – не ясна. Стоит напомнить, что в ряде стран, особенно германской культуры – по широкому ряду профессиональных направлений целенаправленно не предусмотрены вообще квалификации выше Магистра, поскольку реальная деятельность уже принадлежит иным более крупным отраслям науки и инженерного искусства. Аналогично было и в России до 1917 года. Уже не раз в отраслевой литературе поднимался вопрос о слабости подготовки специалистов в пищевой промышленности. Испек хлеб, замариновал рыбу или закоптил окорок, нашприцевал белковые волокна или сформировал жировую массу, молочную композицию, подготовил некоторое наукообразное и обоснованное описание – и стал обладателем ученой степени по пищевой технологи? Вряд ли! Такая категория явно относится к уровню высокого практического мастерства и хорошей теоретической подготовки, умелому использованию оборудования и оптимизации технологических параметров, грамотному обращению с сырьем, ингредиентами и добавками. То есть – относится к современной категории Магистра, но не к уровню научно-технологической или инженерно-научной квалификации. Сегодня современные технологии пищевых продуктов, обеспечение безопасности питания, соблюдение рациональных норм потребления, здоровое и диетическое питание, применение ингредиентов, минеральных и обогащающих добавок, инновационные разработки – представляют более сложный комплекс работ, чем это видится на первый взгляд. Конъюнктурное завышение квалификационного уровня в данном случае уже существенно выходит за пределы профессионального мастерства узкой пищевой технологии и вторгается в сферы инженерно-производственных, биологических, химических, медицинских или экономических наук. Неоднородность основ и качества подготовки специалистов различных отраслей вызывает глубокое неудовлетворение. Ведь, глубина научного знания, уровень сложности разработок, расчетов, зона ответственности – существенно отличаются для инженера жби (строителя, железобетонные изделия) и технолога хби (хлебопека, хлебобулочные изделия). Однако на настоящий момент – их высшие категории уравнены. Такой подход не совсем понятен, тем более, что это не вписывается и в международную практику. Странно, но не наблюдается массового притока желающих поработать в узких полях физики, химии, физико-математических наук, в специфических сферах техники и материаловедения, процессного или эксплуатационно-конструкторского инжиниринга, иных новейших сложных технологий, которые получают в Мире все большее распространение.

В отдаленной перспективе квалификация Магистра должна стать этапом развития и совершенствования предыдущих категорий "Бакалавра и Специалиста", а в ближайший период – приемлемой заменой для кандидатов наук, выпускаемых слабыми и отстающими в своих областях знаний школами. К категории полноценных магистров можно отнести до 75 – 80 % кандидатов наук, полностью – по гуманитарным областям, до 50 % – по техническим и смежным отраслям. Аналогичная ситуация и с понижением статуса отечественных докторов наук, полностью – по гуманитарным направлениям, и до 50 % – в технике и смежных сферах научных знаний. Вероятно, что такой подход выглядит радикальным, но все-таки будем использовать его в практике решения задач кадрового обеспечения (см. Примечания 2016, 2020 к Табл. 1). Вопрос о совершенствовании системы ранжирования для специалистов высшей квалификации "Магистр - Доктор/Кандидат - Доктор наук" назрел давно – ввиду неполноценности работ по причине утраты страной совокупного научного потенциала, слабости подготовки, отчасти – профанации и плагиата, чрезмерности формальных требований и недостаточности сути, значительных непродуктивных временных и ресурсных затрат на достижение наивысшей квалификационной категории доктора наук. Стоит отметить и порочность самого соискательского подхода, а не присуждения за труды и исследования. Разумеется, третья профильная полноценная квалификационная работа – это новая ступень и подтверждение профессиональной квалификации, заслуженный профессорский статус, но, тем не менее, время не ждет – особенно в реальных секторах. Диссертаций много, результатов мало. Нужны исследования, раскрытые темы, выводы, достижения, прорывы, а не архивы диссертаций – из которых ничего не следует или которые невозможно использовать, в которых все важные ноу-хау и решения благополучно припрятаны. Подтверждением деградации и профанации служит фактическое возвращение практики индивидуального признания дипломов и квалификационных степеней РФ на международном уровне, несмотря на подписанные соглашения. Давно пришло время и внутри страны реализовать подобный принцип индивидуального признания дипломов, тщательно анализируя бэк-граунд обладателей различных корочек. Мир становится очень динамичным, и пора идти с ним в ногу. Пришло время задуматься, провести цикл внутренней самоидентификации в стране, оценить реальный квалификационный уровень профессиональных ресурсов.

Но вернемся к главной проблеме – профанации и плагиату. Прохиндея, как бы он не прятался, видно сразу – он не лидер-профессионал, а скорее пустослов политрук, использующий приемчики демагогии и дилетантского жонглирования клишированными фразами. Можно сделать много выводов – по названию работы, по вузу и ведущей организации, по первым строкам текста – стоит ли за трудом реальная научная Школа, тянется ли хоть какой-то шлейф деятельности по профилю и специальности, работал ли человек вообще в данной сфере или это сказки в стиле "в огороде бузина", "про белого бычка" и прочих... Конечно, могут найтись и именитые люди с деньгами в близких сферах бизнеса – но поле настолько узко – что всегда видно – делал сам или "под ключ" сработал какой-либо творческий коллектив. Таких примеров становится все меньше, поскольку ни уважения, ни пользы делу или бизнесу это не несет. Наиболее удручающее положение дел обнаруживается в области бюджетной сферы и государственной службы. Особенно умиляют диссертации новоиспеченных экономистов, не имеющих базового экономического образования, а дважды и трижды доктора – это уже просто паноптикум. Еще вчерашние большевистские комиссары и политруки, чекисты и активисты кпss – стремятся показать, что они являются людьми всесторонне образованными, приличными, встроенными в динамичное буржуазное общество, однако эти потуги выглядят откровенно убого. Это вопрос не статуса и регалий, а реальной квалификации, способствующей развитию инноваций и претворению в жизнь сложных технических или технологических проектов, решению организационных и управленческих задач, итоговому возвращению РФ в пул цивилизованных стран мира.

Определенные проблемы с реализацией программ реформирования системы высшего образования есть и в странах Европы. Так, "Ассоциация немецких работодателей заявила, что стандартизация и даже гармонизация учебных программ является ошибочным подходом в развитии высшего образования, так как они ограничивают обновление программ в соответствии с меняющимися условиями. По мнению работодателей, Университеты должны самостоятельно формировать свои собственные программы, добиваясь разнообразия в предоставляемых образовательных возможностях в зависимости от изменений, происходящих на рынке труда. Считается, что состав привлекаемых к сотрудничеству бизнес-структур должен быть максимально широким: от структур государственного сектора, до среднего и малого бизнеса. Вместе с тем сближение образования и бизнес-сообщества таит в себе возможность возникновения ряда серьезных опасностей. Безоглядное подчинение учебных программ или даже вузов узким интересам отдельных крупнейших компаний может привести к пренебрежению более широкими интересами и потребностями национального и регионального уровней" (Г.А. Лукичев 2005). Исходя из конъюнктуры рынка труда в Великобритании, в целях дальнейшего реформирования квалификационной структуры высшего образования, повышения гибкости и скорости реагирования на потребности работодателей – в национальную структуру квалификаций наряду с уже существующими, в 2001 году была включена новая университетская квалификация – "Foundation degree" со сроком подготовки порядка 2 лет. Нечто подобное уже давно существует и в Германской системе ранжированных профессиональных Высших школ и Университетов. Образование в РФ на уровне 2-3 курсов вуза – так же может считаться неким общим начальным базовым уровнем вузовской подготовки (неполное высшее образование), который сопоставим с новыми европейскими системами подготовки кадров. Таким образом, степень Бакалавра – это базовая подготовка плюс профессиональная основа широкого профиля. Здесь также стоит напомнить, что по ряду наукоемких технологических направлений – Специалитет остается основной формой учебной подготовки. Проблема все-таки заключается в том, что отечественный Бакалавр, Специалист или Магистр – требуют неформального дополнительного набора узкоспециализированных знаний, навыков, опыта – для полного соответствия своей квалификационной категории и международному уровню. В этом плане существенным дополнением при определении соответствия выпускника или сотрудника организации некоторой квалификационно-компетентностной или должностной категории – может выступать последняя редакция Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих (ЕКС), в части принципиального обращения к обязательному наличию профильного опыта. Как и в прежние годы, указанный справочник выделяет важную составляющую трудовых ресурсов: 3 ÷ 5 летний профильный опыт работы, этапность профильного должностного роста, перечисляет широкий круг необходимых развитых компетенций для младшего, среднего, старшего (уровень главных специалистов) и высшего руководящего состава.

Национальные рамки квалификации РФ разработаны Федеральным институтом развития образования и Национальным агентством развития квалификаций в 2008 году, согласованы Минобрнауки РФ и РСПП. Тем не менее, документ видится крайне нечетким и, явно, недоработанным. Удивление вызывают отсутствие критических замечаний со стороны Союза Ректоров Вузов РФ, принявшего материал за рабочую модель, и безоговорочная поддержка РСПП, которому, исходя из нужд бизнеса и стремления к унифицированным международным критериям, была бы более близка Европейская модель. Так же необходимо добавить, что НРК РФ – есть необоснованно раздутая до 9-ти уровней система, которая содержит, по сути, только три последних уровня связанных с реально наукоемкими видами работ, характерными, в настоящих условиях, только для высокотехнологичных отраслей. Однако предшествующие шесть уровней не имеют надлежащей передачи научного объема знаний и не соответствуют квалификационно сути научной работы, но все-равно ранжируются по параметру наукоёмкости. Здесь попахивает очередной псевдо-строгостью подходов, а по факту – профанацией и стремлением зарегулировать пространство, обезличить и обесценить семантическую сущность каждой квалификационной категории. Претензия 9-го квалификационного уровня на решение проблем вселенского масштаба – выглядит просто смешной для РФ, где утрачен научный, интеллектуальный и технологический потенциал, фактически погибли многие научные школы, неэффективно функционирует деградирующая сырьевая экономика, а сама РФ даже никогда не входила в список 50-ти развитых стран мира. Наличие дважды и трижды докторов наук в РФ – не привело на данный момент к решению глобальных проблем и синтезу новых фундаментальных знаний; информационные потоки заполнены нечистотами, позор в масштабе отрасли, страны и на международном уровне только усиливается. На примере извращения принципов GMP – переродившихся в уродливые ОСТ, ГОСТ, 916-е письмо Минпромторга – многократно писалось о проблемах трансформации международных стандартов в фармацевтической промышленности РФ, что продолжается уже более чем двадцать пять лет. Видимо тут тоже проявляется глобальная проблема навязчивого администрирования.

Следует сделать и некоторые уточнения. Во-первых, и в Европе существует класс специалистов – соотносящийся с так называемым 9-м уровнем: Лауреаты международных премий, крупные многократные грантополучатели, известные ученые в конкретных областях, специалисты – практикующие на стыке узкой специализации и эффективного ведения бизнеса. Однако эта категория является таковой лишь в силу всеобщего признания реального вклада и лишена доли наигранной и фальшивой статусности. Во-вторых, программы профессиональной переподготовки, долгосрочные и краткосрочные курсы повышения квалификации с выдачей документов государственного или негосударственного образца – уже давно однозначно выступают в формате расширения компетенций к основному виду образования, углубляют или дополняют его в смежных или иных областях, но не свидетельствуют о переходе в иную, более высокую квалификационную категорию. В современных условиях под дополнительным профессиональным образованием целесообразно понимать программы бизнес-образования формата МВА (видение на период 2010-15 годов) и некоторые другие (см. Примечания 2020 к Табл. 1-3). Это замечание относится и к дополнительному профессиональному образованию для категорий высшей квалификации. В-третьих, наличие какого-либо уровня образования без наработанного профильного опыта – вообще нивелирует его значимость, делая его просто формальным образовательным цензом, а не профессиональной и тем более квалификационной категорией. Аналогично и по второму высшему образованию: без опыта работы – первое или второе образование нивелируется и не может выступать повышающим квалификационный уровень. Отдельно стоит указать, что дипломы первичного образования по экономическим и управленческим направлениям до 2005-10 годов имеют крайне низкий статус, если не девальвированы полностью, исключением являются известные и признанные мастера своего дела. Стоит отметить, что последняя версия НРК РФ 2012 фиксирует деградационные процессы и отсталость в стране на долгосрочную перспективу, особенно в свете вступления в силу с 01 сентября 2013 года нового ФЗ-273 Об образовании. Нормативный комплекс ФЗ и НРК расходится с Европейским подходом, открывает лазейки для прихода некомпетентности на руководящие позиции, прикрываясь так называемым "общественно-профессиональным признанием на отраслевом, межотраслевом, международном уровне"... Но Мы-то знаем ему цену, Мы-то видим этот паноптикум в новостях и с экрана, ежедневно и уже десятилетиями!

Сегодня вновь востребована широта знаний: необходимо одновременное выполнение функционала технического эксперта, ученого и руководителя, что расширяет зону профессиональной, управленческой и предпринимательской ответственности специалиста. Именно инженеру, технологу и менеджеру принадлежит ведущая роль в инновационной экономике, в среднем и малом бизнесе. В этом свете первоочередное значение приобретают базовое образование, рост квалификации, многолетний профильный отраслевой или смежный опыт. Анализируя всю совокупность материалов, представляется предпочтительным применение исключительно Европейских рамок квалификации, где четко описаны уровни решаемых задач и, следовательно, личных компетенций трудовой единицы. Таким образом, внедрение квалификационно-компетенстностного подхода - важнейшая задача ближайшего и будущего временных периодов. Есть полная уверенность, что данную дискуссию необходимо продолжить профессиональному сообществу самостоятельно, без участия формальных и ангажированных структур. Прикладная наука должна вернуться не только в институты и университеты, но и в исследовательские центры компаний. Невозможно априорное разделение единого целого: теории и практики, технологии и экономики, эксплуатационного инжиниринга и современных гуманитарных знаний о социуме и продуктовых рынках. Надуманное ранее деление привело к разрыву связей и оторванности систем образования и научной деятельности отдельных отраслей, оторванности секторов экономики друг от друга, оторванности от реального понимания ситуации и следования за развитием внешней мировой среды. На глазах происходят укрупнения, деления и объединения учебных заведений. Увы – но лишь считанные единицы были или смогли стать профильными Университетами в правильном понимании этого термина, другие – как были коммерческими, реальными или техническими училищами в период Императорской России – так ими и остались даже век спустя. Здесь уместно еще раз вспомнить о квалификационной отраслевой градации Высших школ и Университетов, принятой в Германии и других странах EU, осуществляющих подготовку также ранжированных квалификаций выпускников. Университет, в традиционной Европейской категории – есть тот источник и двигатель прогресса, который способен изменить ситуацию, способствовать самоорганизации образовательных, научно-технических и общественных институтов, способствовать росту потерянного в стране профессионализма. Именно из такой среды, имея высшую квалификацию, компетенции и опыт - должны выходить руководящие кадры, принимающие продуктовые, технологические, технические, инновационные, фундаментально-научные, организационные, оперативные, тактические, стратегические, экономические и политические решения.

 
« ЛЮДИ – НАШ САМЫЙ ГЛАВНЫЙ АКТИВ » (расхожая поговорка 90-х оказалась настоящей правдой...)




Концептуальная часть статьи (Вызовы времени) написана в марте - мае 2020
Материал основан на тезисах 2012/2015 с доп. и изм.
Первичный текст статьи был опубликован в октябре 2015
Модель 2013 года, опубликованная в печати, претерпела изменения и заменена на новую
Отдельные положения вошли в публикации 2013-14 годов

Определение высоких, высокотехнологичных и наукоемких технологий взято по классификации (2003 – 2013) ОЭСР и рабочей группы академика РАН В.В. Ивантера.

Обобщенная классификация, понятия и подходы – см. ниже: Лаптев А.А. Понятие «высокотехнологичной компании» в современной микроэкономической теории // Инновации.- 2007, № 7.- С. 35 – 41.

© 2015 - 2021 Владислав Евгеньевич Зеленский
© 2015 - 2021 Dr. Wladyslaw-Eugen Zielenski




ЧАСТЬ 2: Кадры высокотехнологичных производств

ЧАСТЬ 3: Организация производства, дорожная карта,
модель предприятия

Вызовы времени и технические задачи







понятие и область высоких технологий

НАРК, Национальные рамки квалификаций, РСПП

Болонская система - почти два века в России

*
Сайт: www.Zielenski.narod.ru

обратно к статьям

острое


Поиск
Календарь
«  Октябрь 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Copyright MyCorp © 2021
    Сделать бесплатный сайт с uCoz