Воскресенье, 04.12.2022
Мой сайт
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Статья: НОВАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ: ЧАС ПИК ПРОШЕЛ ИЛИ ПРИШЕЛ? ЧТО ДЕЛАТЬ? Делать! ФОРСАЙТ 2022. Владислав Евгеньевич Зеленский / новая индустриализация / инженерное дело / высокие технологии / развитие промышленности / форсайт 2030 вызовы России / форсайт 2030 / форсайт 2050 / обоснование необходимости новой третьей индустриализации страны / химическая промышленность / отрасль ингредиентов / пищевая промышленность / фармацевтическая промышленность / малотоннажная химия / промышленный агросектор / кризис промышленный / деиндустриализация / кризис системы образования / крах промышленности / крах системы образования / сырьевая зависимость от китая / развитие промышленности в россии /вызовы времени и технические задачи / кадровое обеспечение промышленности / производственный менеджмент / организация производства / инструменты менеджмента / научная организация труда и мотивация / Итоги выставки ингредиенты 2022 / итоги выставки химия 2022 / итоги выставки агропродмаш 2022 /

НОВАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ:
ЧАС ПИК ПРОШЕЛ ИЛИ
ПРИШЕЛ?
ЧТО ДЕЛАТЬ? ДЕЛАТЬ!
ФОРСАЙТ 2022
(полная редакция статьи)

 


УДК 62. + 66.0 + 658.3 + 930.85


Владислав Евгеньевич Зеленский Доктор-Инженер, Канд. техн. наук, Инженер-Технолог

Консультант в области управления, производства, проектов и разработок


НОВАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ:
ЧАС ПИК ПРОШЕЛ ИЛИ ПРИШЕЛ? ЧТО ДЕЛАТЬ? ДЕЛАТЬ!
ФОРСАЙТ 2022


Вызовы времени на пути развития промышленности, экономики и страны


рассмотрена область химических, физических и смежных технологий, отраслевое машиностроение
представлена ошибочность концепции импортзамещения и технологического суверенитета
ключевые угрозы – подрывной менеджмент, китайское доминирование, крах системы образования
представлены инструменты дорожной карты развития и менеджмента
(в работе дано обоснование необходимости новой третьей индустриализации страны)


Редакция: август 2022

Время подводить итоги или строить планы?
Программа индустриализации провалена…
Да здравствует новая индустриализация !!!


Прошло уже более 30-ти лет, как в нашей стране стала складываться новая отрасль пищевых ингредиентов и пищевой химии. Отраслевой Союз, отметивший свое 20-летие в конце 2021 года, внес значительный вклад в формирование отрасли и ее профессионального уклада. В 2011 году подводились итоги первого десятилетия сложившейся отрасли: было много проблем и надежд. Новый десяток лет прошел в испытаниях, трудах и заботах, в укреплении позиций, в преодолении факторов экономического кризиса, в развитии справочно-понятийного аппарата и регламентации нормативной базы. Представляется, что именно сейчас – в конце 2022 года – наступило время все-таки подвести итоги тридцатилетия. Именно в 90-е годы и в начале 2000-х шла трансформация экономики, росло промышленное производство, происходило развитие и техническое переоснащение промышленных предприятий, несколько позже наступили смутные времена циклических и затяжных кризисных времен: 2009-10, 2014-15, 2020-2022. Несмотря ни на что игроки рынка развивали свои проекты, возникали новые торговые компании и производственные предприятия, кто-то стагнировал, кто-то сдавал позиции, а кто-то даже ушел с рыка. Острые проблемы отрасли неоднократно освещались в прессе отраслевыми лидерами и экспертами, членами СППИ и представителями смежных отраслевых союзов. Большие надежды возлагались на реализацию концепции устойчивого развития страны, экономики и частных бизнесов. Идеология-TQM (всеобщего управления качеством) и R&D-концепция развития предприятий внедрялись в отечественный бизнес, но в большинстве случаев так и не смогли закрепиться в силу объективных причин. Несмотря на это именно мировой тренд инновационного развития вывел молодую отрасль ингредиентов и обновленную пищевую промышленность на уровень близкий к современному мировому высокотехнологичному производству, что стало уникальным цивилизационным прогрессом для нашей страны в сравнении с предыдущей эпохой конца XX века.

« Модель догоняющей экономики – бесперспективна »
Герман Греф, февраль 2013


Работы экономистов по созданию программам инновационного развития и новой индустриализации страны охватывали перспективы вплоть до 2050 года. Одновременно шло построение экономических моделей и прогнозирование реализации этих планов. Однако уже в период 2005-09 годов экспертное экономическое сообщество прогнозировало несбыточность этих намерений и реализацию негативных рецессионных сценариев, даже без воздействия особых факторов изменения экономических трендов (В.В. Ивантер, Б.Н. Кузык Б. Ю.В Яковец и др.: Россия в мировой экономической среде, Россия - 2050: стратегия инновационного прорыва, Прогноз технологического развития экономики России, 2005/2009). Кризис 2014-20 годов, акторы и особые факторы влияния резко изменили прогнозы и существенно ухудшили сценарии. Профессиональное ВИДЕНИЕ перспектив позволило сформировать форсайт-прогнозы, однако о каких-либо конкретных сценариях речь уже не могла идти (В.Е. Зеленский, Менеджмент-форсайт 2030-2050: вызовы времени и технические задачи, 2020). Анализ фактуры 2020-2022 годов одновременно и разочаровывает, и дает надежды, открывает новые возможности в будущем.

Для отрасли ингредиентов первые тревожные звоночки прозвучали еще в 2010-11 годах и четко сформировались весной 2012 (В.Е. Зеленский, Итоги выставки Ингредиенты-2012). Надежды 2013 года к 100-летнему Юбилею исторической Базисной Даты – окончательно увяли. Благие потуги модернизации и промышленного роста 2008-2013 годов, попытки создания новой модели экономики – провалились, так и не стартовав в заданном направлении. Концепции ре-индустриализации, нео-индустриализации и новой индустриализации (С.С. Губанов 2013, Б.В. Дроздов 2014/2017, В.Н. Кульков 2015, В.Т. Рязанов 2017, В.Н. Княгинин 2017, Г.И. Идрисов 2018, J’son & Partners Consulting 2018 и другие) тоже уже остались в прошлом. Деградационные процессы приняли устойчивый характер: деиндустриализация, кризис образования, компетенций и кадров, демографическая яма, региональная дифференциация и сегрегация. За рядом исключений наблюдалось отсутствие реального запроса на развитие. Особенно следует отметить глубокий кризис химической и смежных технологии. Утрата этого химического компонента в общем экономическом и индустриальном потенциале страны оказывает сильнейшее ограничивающее влияние на отрасль ингредиентов, производство бад и специального питания, фармацевтику, биотехнологии, малотоннажную химию, производство чистых веществ, реактивов и реагентов. Ставка на прорыв по так называемым "отдельным приоритетным направлениям" оказалась ошибочной – многоукладная экономика, техническая и гуманитарная наука, промышленность – требуют единого неделимого и гармоничного пространства развития. Концепции, программы, рабочие группы, прочие меры поддержки – не сработали, настоящая работа практически не велась, а забалтывалась. И сегодня подобные демагогические речи не должны вводить в заблуждение (см. материалы конференции Сколково "Ингредиенты и добавки -2022", 26-28 апреля 2022). В этом контексте нельзя не упомянуть вредительские профанационно-имитационные "институты развития" (оценочное суждение) - Сколково, Роснано, Ростех, Росинжинирнг, Агентство стратегических инициатив, Российская венчурная компания, генераторы и фильтры Петрика, патентованный вечный двигатель Щербатюка, скандальная Эпивакорона и другие - чья подрывная деятельность, совмещенная с лже-футуристическими анти-научными цифровыми, антропологическими и прочими утопиями – нанесли прямой ущерб стране, обществу, экономике, науке и промышленности. Реализация реального промышленного проекта – требует кропотливого исследовательского труда и организационно-методологической подготовки. Даже небольшой бизнес-проект, прежде чем встанет на путь своего воплощения – проходит стадии подтверждения реальности и обоснованности запроса, однозначного решения о старте, определения лидера реализации, сосредоточения капитала, кадрового обеспечения, организационного и календарного планирования. Увы, но такая деятельность не велась и даже не предполагалась.

Пускай не случилось глобальной индустриализации в середине 2010-х годов, однако точечное движение в направлении прогресса все-таки имеет место в настоящее время. Так в последние 5-7 лет были реализованы серьезные производственные проекты как в пищевой промышленности и агросекторе, так и в отрасли ингредиентов. Было запущено новое производство ГК "Рузком", "Ирекс-ТРИЭР", "Феникс", другие. ГК "СоюзСнаб" расширило производство и его направления. ГК "Время" анонсировала реконструкцию старой площадки и строительство нового завода. Крупные предприятия пищевого и химического профиля строят у себя цеха для производства ингредиентов. АО "Уралхим" выпускает белковый изолят на пилотной установке и планирует переход к промышленному производству. Холдинг "ФосАгро" анонсировал в ближайшие годы запуск производства пищевых фосфатов. Компания "Органические кислоты" строит производство пищевых лимонной и молочной кислот. Однако большое количество проектов оказалось все-таки не реализовано: заморожено или свернуто. Причины таких решений однозначно понятны: экономическая конъюнктура и условия ведения бизнеса, блокирующее чрезмерное техническое регулирование, недостаточная концентрация частного капитала и прямые ошибки бизнеса.

Сегодня происходит глубокий промышленный, предпринимательский,
образовательный, кадровый, сырьевой и ингредиентный кризис


Реалии конца 2022 года таковы – разразился ингредиентный кризис: товарный кризис рынка, логистики и производства. Ситуация превосходит по драматизму события осени 2014 года (контр-санкционные ограничения). Ингредиентный кризис только начался и будет лишь усиливаться, предпосылок к этому существует значительное множество. Абсолютной реальностью стала ВОСТОЧНАЯ УГРОЗА. Предупреждения, звучавшие несколько десятков лет относительно Китая – полностью материализовались. Соотношение возможностей капитала, промышленности, технологий – просто несопоставимы, ни о какой конкуренции речи быть не может – существует угроза прямой экономической экспансии и поглощения. Единственным методом защиты является только международная конкуренция и коллективный селективный индустриальный протекционизм в совокупности с факторами прямого сдерживания. Сырьевая химическая и ингредиентная зависимость от поставок из Китая колоссальная и только нарастает. Надежды на мягкое партнерство и поддержку отечественных производителей конечной продукции – несостоятельны, особенно в свете стартовавших процессов трансформации, консолидации и модернизации китайских химических индустриальных парков. Необходимо отметить, что по данным на 2019 год (ИХТЦ) в Китае насчитывалось порядка 676 химических индустриальных парков (только в одной провинции Шаньдун действовало 9505 предприятий – а это примерно около 30 % всех предприятий химической промышленности). Решения по новому развитию китайской промышленности, внедрению жестких экологических норм и ограничению выбросов уже запустили процесс сокращения предприятий, их остановку, ликвидацию и перенос в удаленные регионы. Структура китайских индустриальных зон кардинально меняется, мощности будут только возрастать, но на текущий момент происходит сокращение выпуска продукции. В итоге имеется дефицит сырья и нарушение сложившихся мировых цепочек поставок. Рассчитывать на дешевизну китайского сырья не приходится, цены растут в разы и будут расти в дальнейшем. Значительные вложения капитала в китайский химпром существенно усиливают его возможности и ведут к глобальному монополистическому характеру производства, что в условиях продолжающейся деградации отечественной химической промышленности только усиливает зависимость, усугубляет макроэкономические риски и уничтожает наш собственный научно-технический потенциал. На конец 2021 года в РФ функционировало всего 202 индустриальных парка различной отраслевой направленности, сколько из них относится к химическому профилю по данным Росстата не ясно, но предположительно, не более 25-30, если не меньше. При этом ставка ошибочно была сделана на универсальность парков, которые все больше похожи не на индустриальные зоны, а на технопарки для пилотных проектов, стартапов и площадки мануфактурного типа производства! По данным статистики доля обрабатывающей промышленности в РФ в общем объеме производства только за 1990-2019 годы упала с 67 % до 50 %, на начало 2022 года страна продолжает проваливаться по всем рейтингам промышленной конкурентоспособности. По оценкам отраслевых специалистов износ основных фондов достигает 60 - 80 % (или 40 - 60 % по официальным данным Росстата на конец 2020 года по отраслям и в разрезе регионов). Износ основных фондов обрабатывающей промышленности официально составляет 51,5 %, что представляется также сомнительным – наиболее вероятное среднее значение от 60 %. Это ли не глубочайший индустриальный провал?

Куда более значимым по своим последствиям становится другой отечественный кризис – кризис образования и подготовки кадров. Итогом последнего десятилетия и его финалом стала "Приемная Компания – 2022", ознаменовавшая полный КРАХ системы образования. В этом году выпускники школ массово отказывались сдавать ЕГЭ по математике, физике, химии! Впервые отмечен фактический недобор абитуриентов на бюджетные места в инженерно-технические высшие учебные заведения! Провал создания позитивного образа будущего страны, окукливание социальных страт и отсутствие лифтов, примеры долгого кропотливого непростого профессионального пути инженера сопровождаются открытой юным взорам повсеместной деиндустриализацией привычной среды жизни и труда, облика города и его агломерации. Негативную роль сыграл и сам фактор ЕГЭ и игры с вузовскими проходными критериями. Школьники получают не образование, а дрессируются для набора баллов... Так стоит ли утруждаться, не проще ли выбрать спортивный барьер с планкой пониже? Все эти факторы привели к явному отсутствию интереса и мотивации молодого поколения к инженерно-технической индустриальной и научной сфере деятельности, к потере возможностей будущей творческой технической самореализации и достойных заработков. Кстати о доходах, средняя заработная плата по промышленности в РФ – существенно уступает оплате труда в промышленности даже развивающихся стран!!! Система образования по-прежнему, как и в советские времена, занимается воспроизводством технического персонала низшего звена, исполнителей, но не специалистов и руководителей. Их же ждет и бизнес для исполнения рутинных задач примитивного уровня, рассчитывая самолично принимать решения по сложным вопросам исходя из своего разумения... Однако даже решение эксплуатационных задач требует широкого и творческого взгляда. Но творчество не в чести, а широту учебные заведения массового производства выпускников низкого уровня подготовки – не прививают. Учебные заведения продолжают готовить кадры прошлой эпохи для уже несуществующей промышленности и несуществующей страны, даже качество исполнителей теперь катастрофически падает (ведь с каждым годом становится просто негде нарабатывать приличный опыт). Во всем Мире с древнейших времен, и даже нашей стране до 1917 года, инженер – созидатель, руководитель, творец. Страна изменилась с 1991 года, но советские подходы остались. Ограниченный спрос на продвинутых инженерно-технических работников, на специалистов сложных специальностей и кадры высших квалификаций обусловлен искаженным видением, незрелостью и упертой некомпетентностью представителей бизнеса и госпартаппаратчиков. Крах системы высшего образования имеет два направления – инженерно-техническое и гуманитарное. Гуманитарии не востребованы и останутся без работы, технари лишены перспектив и утратили интерес, ведь деиндустриализация – означает безнадежность и отсутствие будущего! Сегодня в относительном выигрыше оказались работники сферы IT и средне-специальных профилей деятельности, но это только пока... Это ли не ВЫЗОВ ВРЕМЕНИ!?!

Отсутствие созидателей и творцов, взращенных профессиональных специалистов и руководителей промышленного и научного секторов – это путь к краху индустриального развития и переходу на рельсы мануфактурно-кустарного типа производства с последующей полной утратой перерабатывающей промышленности. В структуре общего промышленного производства мировых лидеров перерабатывающая промышленность составляет 85 - 90 %, остальное – энергетика и добывающий комплекс. Очевидно, что при существующих отечественных трендах – инверсии не избежать, когда добывающий кластер и нефтегаз будет составлять основную долю производства (более 80%). В случае скатывания в абсолютно деградационные процессы, включая реализацию кособокой программы приоритетных направлений – страну ждет полная утрата технического, промышленного и интеллектуального потенциала. В таком случае ничего уже больше не будет, наступит новая геополитическая катастрофа, многократно превышающая катастрофы 1917, 1941 и 1991 годов вместе взятые. Отдельно стоит остановиться и на вопросе ПРОИГРЫШНОЙ стратегии ведения бизнеса в РФ: "купить дешево и продать дорого". Консерватизм и отсталость, ментально-культурная деградация советского и пост-периода – противостоят индустриальному подходу – выпускать много, качественно и дешевле... Следует отметить и глубокую ущербность импортозаместительного подхода: ведь импортозамещение означает выпуск чего-то похожего, с ограниченным функционалом, в ограниченном количестве и для ограниченного рынка, желательно не дорогое, но с высокими затратами ресурсов и в итоге по большей себестоимости. Это полное противоречие самой сути производственной деятельности. Производство – это всегда объемы, воспроизводимость качества, предложение абсолютной ценности потребителю. Впрочем, импортозамещение уже официально провалено, а призывы к технологическому суверенитету звучат продолжением бесноватого шабаша дикости на скорбном пути 30-летней отсталости, профанации и плагиата. Уровень регресса достиг такого уровня, что уже затруднительно воспроизвести и быстро материализовать даже технологии конца XX века. Можно констатировать, что в настоящее время происходит утрата культуры производства, как основы индустриального развития и высокой производительности труда.

Нужна новая – третья индустриализация страны


Итоги подведены, закономерно встает вопрос: ЧТО ДЕЛАТЬ? Единственно верным решением видится радикальная политическая трансформация, изменение парадигмы развития и запуск новой третьей индустриализации страны. Необходимо сделать упор именно на гражданско-потребительский принцип новой индустриализации, каковой была первая индустриализация, реализованная Е.Ф.-Г.Л. Канкриным, И.А. Вышнеградским, С.Ю. Витте. Требуется активизировать про-индустриальное видение и мышление, использовать имеющийся научный, промышленный и кадровый потенциал, расширить международное научно-техническое и индустриально-экономическое сотрудничество, реализовать локализацию крупных международных производств на своей территории, а также строить собственные производства. На низовом уровне национального бизнеса – следует укреплять команды, повышать квалификацию, компетенции и профессионализм, развивать имеющиеся производства, повышать гибкость и производительность, создавать собственные R&D-центры и запускать новые проекты.

Современные подходы к производственной деятельности представлены сочетанием научных знаний о технологиях, технике, кадрах, об организации производства, менеджменте и экономике. Схематичной дорожной картой устойчивого индустриального инновационного пути развития бизнесов и производств выступает комплекс: PRODUCTION AND OPERATIONAL MANAGEMENT (ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА и МЕНЕЖДМЕНТ) + INDUSTRIAL ENGINEERING (CHEMICAL ENGINEERING) + TQM. Указанная методология прекрасно сочетается с широко известными ключевыми инструментами менеджмента:

• надлежащая организация
• менеджмент качества (TQM-философия качества)
• планирование долгосрочное (3 года и более), среднесрочное (1 год), оперативное
• анализ бизнес-процессов
• обучение
• мотивация
• анализ экономической деятельности

Наибольшую сложность представляет вопрос надлежащей организации деятельности и производства, поскольку связан именно с квалификацией и компетенциями руководства и персонала, полнотой укомплектования штата, распределением полномочий и функционала (В.Е. Зеленский, Кадровое обеспечение высоких и наукоемких технологий, 2015/2020). Если еще недавно мы вели речь о качестве продукции, широте ассортимента и продуктовых трендах, удовлетворении правил надлежащей производственной практики и критических точках пищевой безопасности (В.Е. Зеленский, Методологические основы организации производства микроингредиентов и менеджмента качества продукции, 2014), то сегодня стоит в первую очередь уделить внимание другому качеству – КАЧЕСТВУ УПРАВЛЕНИЯ. Большую проблему представляет историческая (советская) оторванность и обособленность институтов: системы управления, промышленности, академической и прикладной науки, системы образования. Именно эта разделенность и является причиной архаичной экономики и структуры промышленности, специфической маргинальной национальной культуры труда и низкой производительности (эффективности). Чрезвычайную опасность также представляет подрывной менеджмент, действующий как вне компании сверху, так и внутри самого бизнеса. Ошибки управления и недоработки, ложные установки и перекосы приводят к потерям ресурсов и времени, разоряют компании. Расточение ресурсов происходит и при попытках внедрения заведомо неработающих на неподготовленной почве инструментов управления персоналом (KPI, злоупотребление таймингом, другие), менеджмента качества (бережливого производства, ISO, статистических методов), при чрезмерном увлечении информатизацией (зачастую сверх необходимого), при безграмотной цифровизации, при ре-инжиниринге бизнес-процессов и прочих новомодных, но бесперспективных в сложившихся условиях приблуд (В.А. Лапидус, В.И. Бовыкин, Р.А. Фатхутдинов, В.Е. Зеленский). Собственно здесь при принятии решений важнейшую роль играют квалификация, компетентность, опыт. Отсутствие реальных рычагов управления, коллективная круговая порука – ведут к снижению личной ответственности и минимизируют индивидуальный вклад в дело специалиста или даже руководителя. Поэтому в общих вопросах организации деятельности задачи кадрового обеспечения носят первостепенный характер. Собственники и руководители компании должны продуманно и обоснованно выбирать на какие рынки они ориентируются и какими критериями руководствуются, какими инструментами пользуются и как управляют своей деятельностью, принимая на себя всю полноту экономической, юридической и административной ответственности.

« Нет ничего практичнее хорошей теории »
Густав Роберт Кирхгоф, физик


Именно внедрение научно-обоснованного регулярного менеджмента, учет особенностей конкретной компании, использование проверенных экспертами и временем работающих методов и подходов позволяет реализовывать устойчивое развитие бизнеса и предприятия независимо от формы собственности. Надлежащая организация деятельности тесно связана с организационно-функциональной моделью предприятия и может строиться на основе функционального, дивизионного, матричного, командного или сетевого подходов. Наиболее перспективным и обоснованным видится применение именно командного метода (для малого, среднего и крупного бизнеса по действующим классификациям, за исключением мега-крупного бизнеса и корпораций). Возлагаемые надежды на матрицу не оправдали себя в отечественной практике ввиду недостатка квалифицированного персонала, невозможности равноценного двойного подчинения, общего нарушения принципов коллегиальности или единоначалия, и как следствие – конфликтов. Важно осознанно выстраивать структуру и укомплектовывать штат компании высшим руководящим, старшим (главные специалисты), средним и младшим составом, распределив категории специалистов, итр и рабочих исполнителей по уровням ответственности работ. Целесообразно ввести в оборот следующие категории: Собственник / Акционер / Стейкхолдер; Руководитель; Главный специалист; Специалист; Ответственный исполнитель, Исполнитель, безответственный исполнитель (В.Е. Зеленский, Квалификационно-компетентностная иерархическая кадровая модель предприятия, 2015). Понимание возможностей персонала, зон ответственности, уровня качества исполнения работ существенно облегчат дальнейшую кадровую работу в коллективе и непосредственное решение задач. Разумеется, что при этом еще нельзя забывать и об эффективной и гармоничной системе мотивации, вовлеченности и тождественности интересов работодателя и работников (В.И. Бовыкин, Научная мотивация труда, 2021). Любой бизнес, организация или предприятие – это живая система, организм, а не набор формальных процессов.

Таким образом, можно констатировать, что имеется как ресурс, так и методологические инструменты для реализации новой индустриализации и ре-инноватизации отраслей промышленности. Капитал, как представляется, тоже имеется... Вопрос желания, воли, умения. Так что будем делать, Господа? Импортозамещаться или все-таки индустриализироваться? Пришло время строить реальные планы! СТРАНЕ НУЖНА НОВАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ! Но, как мы видим по событиям последних месяцев - уже явно слишком поздно... Единственное, что остается - так это ждать, когда откроется окно возможностей, если оно уже не заложено кирпичами на всегда...

« Стратегические просчеты невозможно компенсировать тактическими успехами »
Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц, ученый и генерал

© 2022 Владислав Евгеньевич Зеленский
© 2022 Dr. Wladyslaw-Eugen Zielenski




Ошибочная позиция - Совет РСПП март 2022 - Новая Индустриализация

Преграды на пути инноваций

Парадигма новой индустриализации

Методологические основы организации производства и
менеджмента качества продукции

История инженерного дела в России

Итоги выставки Ингредиенты 2012

Вызовы времени и технические задачи 2020






Сайт: www.Zielenski.narod.ru

обратно к статьям

консалтинг


Поиск
Календарь
«  Декабрь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Copyright MyCorp © 2022
    Сделать бесплатный сайт с uCoz